Отрицательный результат – тоже результат

Дата публикации: 7 февраля 2020, просмотров: 266.

Как следует из письма Правового управления ФСИН России, ведомство не поддерживает ни одно из предложений ФПА РФ по повышению гарантий соблюдения прав лиц, содержащихся под стражей, на защиту и получение квалифицированной юридической помощи, а также права адвокатов на доступ к доверителям. По мнению заместителя председателя Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов, вице-президента АП г. Москвы Вадима Клювганта, «отрицательный результат – тоже результат», теперь у ФПА РФ есть все основания обращаться выше ФСИН России и добиваться, чтобы «инициативы адвокатского сообщества рассматривались с должным вниманием и уважением».

Напомним, что в октябре 2019 г. Федеральная палата адвокатов РФ направила Уполномоченному по правам человека в РФ Татьяне Москальковой материалы, содержащие информацию о результатах опроса адвокатов об их доступе к доверителям, находящимся в следственных изоляторах, а также предложения по повышению гарантий соблюдения прав лиц, содержащихся под стражей, на защиту и получение квалифицированной юридической помощи, а также права адвокатов на доступ к доверителям в СИЗО (далее – Предложения ФПА РФ).

Материалы были также направлены в Межведомственную рабочую группу при Уполномоченном по правам человека в РФ по мониторингу соблюдения прав граждан, находящихся в местах принудительного содержания, на защиту и получение квалифицированной юридической помощи, Уполномоченному по правам человека в г. Москве Татьяне Потяевой, в Адвокатские палаты г. Москвы и Московской области, в МКА «РОСАР», при поддержке которой проводилось анкетирование.

Как сообщается в сопроводительном письме правового управления ФСИН России, указанные материалы поступили в Федеральную службу исполнения наказаний от Уполномоченного по правам человека в г. Москве Татьяны Потяевой.

Предложения ФПА РФ и ответы ФСИН России

Одно из предложений ФПА РФ – внесение в УК РФ положения о введении уголовной ответственности за воспрепятствование адвокатской деятельности – ранее уже было оформлено в виде законодательной инициативы, и теперь Федеральная палата адвокатов РФ предлагает законодателю вернуться к ее рассмотрению.

ФСИН России считает это невозможным, поскольку объектом ст. 294 УК РФ и в целом гл. 31 УК РФ выступают отношения, связанные с реализацией судебной властью функции осуществления правосудия, а также с деятельностью правоохранительных органов. Профессиональная деятельность адвокатов, по мнению ФСИН России, «не направлена на реализацию целей и задач правосудия, в связи с чем не может выступать предметом правового регулирования статьи 294 УК РФ».

Другие предложения по совершенствованию законодательства и правоприменительной практики были сформулированы Федеральной палатой адвокатов РФ впервые.

Так, ФПА РФ предлагает разработать законопроект о внесении в Уголовно-процессуальный кодекс РФ и Федеральный закон от 15 июня 1995 г. № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» (далее – Закон № 103-ФЗ) дополнения об обязательном участии адвоката в уголовном деле (независимо от категории преступления) по делам, по которым дознание, следствие обратилось в суд с ходатайством об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Предлагается ввести в ч. 1 ст. 51 УПК РФ новый п. 4.1, содержащий такую норму.

Оценивая эту инициативу ФПА РФ, ФСИН сослалась на ч. 4 ст. 108 УПК РФ, а также на ст. 1 Закона № 103-ФЗ, и отметила, что вопросы обязательности участия адвокатов в уголовном деле не могут являться предметом регулирования Закона № 103-ФЗ.

ФПА РФ также считает необходимым внести в Закон № 103-ФЗ ряд других изменений.

Предлагается, например, изложить п. 4 ч. 1 ст. 17 «Права подозреваемых и обвиняемых» Закона № 103-ФЗ в редакции, предусматривающей право подозреваемых и обвиняемых на свидание и телефонные переговоры с защитником».

С точки зрения ФСИН, предоставление телефонного разговора подозреваемым и обвиняемым возможно только при наличии письменного разрешения лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело.

В обоснование своей позиции ведомство ссылается на ст. 18 Закона № 103-ФЗ, которая предусматривает, что для встречи адвоката с подозреваемым и обвиняемым защитник должен предъявить удостоверение адвоката и ордер, а если в качестве защитника участвует иное лицо – определение или постановление суда и документ, удостоверяющей личность. ФСИН обращает внимание, что проверить наличие у защитника вышеуказанных документов при предоставлении телефонного разговора не представляется возможным, равно как и убедиться в том, что абонент, с которым подозреваемый или обвиняемый хочет вести разговор, действительно является адвокатом.

ФПА РФ предлагает привести законодательную базу в соответствие с решением Верховного Суда РФ от 10 ноября 2017 г., согласно которому признаны не действующими со дня вступления в законную силу решения суда п. 77 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденных Приказом Минюста России от 16 декабря 2016 г. № 295, п. 17 приложения № 1 к данным Правилам в части, допускающей распространение положений этих пунктов на пронос и использование адвокатом (защитником) при свиданиях с осужденным фотоаппаратов, видео-, аудиотехники, электронных носителей и накопителей информации, средств мобильной связи и коммуникации либо комплектующих к ним, обеспечивающих их работу.

Для этого предлагается изложить ч. 1 ст. 18 Закона № 103-ФЗ в редакции, предусматривающей право подозреваемых и обвиняемых на свидания с защитником с момента фактического задержания, предоставляемые наедине и конфиденциально без ограничения их числа и продолжительности, (за исключением случаев, предусмотренных УПК РФ), а также право адвоката на свидание с подзащитным по предъявлении удостоверения адвоката и ордера и право проносить на территорию места содержания под стражей технические средства связи, технические средства (устройства), позволяющие осуществлять киносъемку, аудио- и видеозапись, технические средства, хранящие копии материалов уголовного дела.

По мнению ФСИН, указанное в обоснование предлагаемых изменений решение Верховного Суда РФ от 10 ноября 2017 г. касается Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденных приказом Минюста России от 16 декабря 2016 г. № 295. При этом в соответствии со ст. 7 Закона № 103-ФЗ СИЗО является местом содержания под стражей, а не исправительным учреждением. Учитывая изложенное, ФСИН считает внесение предлагаемых изменений нецелесообразным.

Кроме того, Федеральная палата адвокатов РФ предложила ввести в Закон № 103-ФЗ новую ст. 18.2, устанавливающую запрет на посещение следователями и оперативными сотрудниками лиц, содержащихся в следственном изоляторе, в отсутствие защитника. По мнению ФПА РФ, такое дополнение снимет проблему приоритета предоставления следственных кабинетов сотрудникам правоохранительных органов.

В свою очередь ФСИН России полагает, что вопрос дополнения Закона № 103-ФЗ ст. 18.2 может быть рассмотрен после его согласования с федеральными органами исполнительной власти, в компетенцию которых входит производство дознания и следствия по уголовным делам.

В Предложениях ФПА РФ также констатируется, что значительная часть проблем с допуском адвокатов в СИЗО объясняется причинами, лежащими в материально-технической и организационной сферах: слабостью материально-технической базы большинства изоляторов страны, хроническим некомплектом кадров в системе ФСИН, недостатками в воспитательной работе с личным составом и в работе по повышению квалификации сотрудников ФСИН, а зачастую и волюнтаризмом руководителей СИЗО. При этом ФПА отметила последовательную работу Правительства РФ по приведению условий содержания в СИЗО в соответствие с международными нормами и укреплению материально-технической базы ФСИН, а также настойчивые усилия Минюста России по приведению нормативных актов ФСИН в соответствие с требованиями российского законодательства.

Федеральная палата адвокатов РФ полагает возможным рекомендовать ФСИН повсеместно распространить практику электронной записи адвокатов на посещение СИЗО и создания следственных кабинетов для кратких свиданий с подзащитными. При этом предлагается разрешить посещение адвокатами подзащитных в СИЗО с 9 до 22 часов как в рабочие, так и в праздничные дни.

ФСИН же считает, что изменение периода времени предоставления подозреваемым и обвиняемым свиданий с адвокатами (защитниками) за пределами нормальной продолжительности рабочего времени учреждения повлечет повышение нагрузки на личный состав СИЗО и потребует увеличение штатной численности и расходов федерального бюджета на указанные цели, а организация работы следственных кабинетов для кратких свиданий с фиксированным временем повлечет нарушение действующего законодательства, поскольку согласно ст. 18 Закона № 103-ФЗ лица, заключенные под стражу, могут иметь свидания с защитниками конфиденциально без ограничения их числа и продолжительности.

По вопросу повсеместного распространения электронной записи адвокатов в ответе ФСИН сообщается, что «организация предоставления электронных услуг производится учреждениями уголовно-исполнительной системы на договорной основе в рамках полномочий, предусмотренных ст. 14 Закона РФ от 21 июля 1993 г. № 5473-1 “Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы”. При этом целевое бюджетное финансирование, доводимое ФСИН России, для организации услуги электронной записи не предусмотрено».

Предложение ФПА РФ создать в каждом субъекте РФ временные комиссии с обязательным участием в них представителей Минюста, ОНК и адвокатских палат для определения конкретных проблем по каждому изолятору и последующем внесении изменений в нормативные акты ФСИН оценки руководителя Правового управления ФСИН не получило.

Первая реакция адвокатуры на письмо ФСИН

Заместитель председателя Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов, вице-президент АП г. Москвы Вадим Клювгант прокомментировал позицию ФСИН России, выраженную в письме руководителя Правового управления ведомства:

«Ответ ФСИН России на инициативы адвокатской корпорации совсем не поражает воображение. Ни своей новизной в какой-либо части, ни даже откровенно невежественным утверждением о том, что “профессиональная деятельность адвокатов не направлена на реализацию целей и задач правосудия”.

Вероятно, в представлении руководства ФСИН адвокаты находятся где-то на одном уровне с выводными и конвойными. Впрочем, выводные и конвойные, не говоря уже об оперативных сотрудниках СИЗО и исправительных учреждений, порой ведут себя как полноправные участники “реализации целей и задач правосудия” (в их собственном оригинальном понимании, разумеется): они с интересом знакомятся с документами защиты, устанавливают порядок общения обвиняемых с защитниками, иногда даже прослушивают их конфиденциальные беседы и потом пишут представления о наказании адвокатов со ссылкой на данные этого прослушивания.

Продолжающееся консолидированное саботирование силовыми ведомствами введения ответственности за воспрепятствование адвокатской деятельности в сочетании с демонстративным безразличием к систематическому нарушению прав – даже не столько адвокатов, сколько тех людей, судьба и права которых вверены их служебным заботам – вот квинтэссенция “информационной справки”, которую начальник Правового управления ФСИН России считает результатом рассмотрения предложений адвокатуры.

Обращает на себя внимание и отсутствие даже малейших попыток ведомства предложить что-либо конструктивное взамен отвергнутых “с порога” адвокатских инициатив. Причем отвергнутых на весьма характерных для этого ведомства “основаниях”: “не положено” и “что было, то и будет”.

Печально, что недавняя смена руководителя ФСИН России не повлекла за собой смену стиля работы ведомства. Наверное, не для этого и меняли…

Хотя, должен отметить, что далеко не все руководители учреждений ФСИН ведут себя так же, как их высшее руководство. Некоторые из них гораздо лучше понимают истинное назначение адвокатской деятельности и по мере сил и возможностей конструктивно сотрудничают. Ну а другие предпочитают “не умничать” и ориентироваться на сигналы сверху, следуя известному армейскому принципу “делай как я”.

Но, как известно, отрицательный результат – тоже результат. Теперь у ФПА РФ есть все основания обращаться выше ФСИН России и добиваться, чтобы закостенелость этой системы стала, наконец, предметом озабоченности правительства, а инициативы адвокатского сообщества рассматривались с должным вниманием и уважением».

Источник: ФПА РФ

Комментарии посетителей

На данный момент ни один пользователь не оставил здесь комментарий.

 

Добавить новое сообщение

 

Внимание! Общество не требует от Пользователя публикации персональных данных на форуме. Добровольно размещая  свои персональные данные, либо иных лиц, вы берете на себя ответственность за соблюдение законодательства РФ в области персональных данных.
В комментариях на этой странице, пожалуйста, придерживайтесь темы и попытайтесь избежать брани, оскорбительных или подстрекательных комментариев. Попробуйте написать такие комментарии, которые заставят задуматься, будут проницательными или спорными. Цивилизованная дискуссия и вежливый спор делают страницу комментариев интересным местом. Пожалуйста, подумайте об этом. Ваш комментарий будет размещен после модерации

 

Вы отвечаете на сообщение пользователя  
Зарегистрироваться
Отправляя сообщение, вы соглашаетесь с условиями работы сервиса и с условиями хранения и обработки ваших персональных данных. Сообщение появится на сайте после проверки модератором.